Наверх

«Российская газета» - Экономика Центрального округа №6242 (266) Тяжел воз

26.11.2013 00:00
Знаменитый Гаврилово-Посадский конезавод оказался в частных руках

Светлана Биткина

В Ивановской области продан знаменитый государственный Гаврилово-Посадский конезавод. Вместе с конюшнями - памятником екатерининской эпохи - с молотка ушли полторы сотни тяжеловозов. Это грозит утратой всемирно известной породы: как выяснила корреспондент "РГ", в ее разведении новый собственник не заинтересован.

Со звездой во лбу
Владимирские тяжеловозы знамениты не меньше, чем орловские рысаки. Их выводили на территории сразу двух областей - Владимирской и Ивановской. Официально порода была зарегистрирована 13 сентября 1946 года, и с тех пор работа по ее улучшению не останавливалась. В результате получилась лошадь, обладающая рядом уникальных достоинств.
Владимирцы неприхотливы в уходе и к кормам, хорошо приспосабливаются к любым широтам, сильны, выносливы и очень доброжелательны. У них отличный экстерьер - белые гольфы или носочки на ногах, проточие или звезда во лбу. Конематки очень молочные, поэтому их с удовольствием закупают для производства кумыса в Казахстане и других среднеазиатских республиках.
Однако, несмотря на многочисленные плюсы, порода эта малочисленная. Специалисты подсчитали, что во Владимирской и Ивановской областях осталось менее 400 лошадей. Потребность в тяжеловозах сократилась с ростом машинного парка в АПК. А новое столетие устроило им экзамен на выживание. Владимирская госконюшня, Юрьев-Польский и Гаврилово-Посадский конезаводы, занимающиеся разведением этой породы, пережив лихие 90-е, в начале 2000-х оказались на грани гибели.
Коневодство перестало быть приоритетной отраслью сельского хозяйства и ее финансирование было заморожено. От голодной смерти 30 элитных жеребцов-производителей во Владимире спас перевод "Государственной заводской конюшни"в областную собственность. И сегодня коллектив предприятия живет надеждой, что при поддержке региональных властей удастся превратить ГКЗ в центр коневодства.
Банкротство племзавода под Юрьев-Польским и отправку его лошадей на мясокомбинат предотвратил иногородний бизнесмен. Правда, к тому времени от табуна в 250 голов осталась лишь треть. Ну, а чтобы он не перекочевал в Калужскую область, где у хозяина основной сельхозбизнес, во Владимирской ему предоставили налоговые льготы. И пока этому предприятию удается держаться на плаву за счет продажи молодняка.

Долги с дивидендами
В самой сложной ситуации оказался Гаврилово-Посадский конезавод в Ивановской области. Именно здесь наиболее остро проявилось чиновничье равнодушие к национальному достоянию. Многие годы хозяйство душили долги, накопленные в 90-е, когда оно, как и многие другие хозяйства, попало под пресс диспаритета цен. В машинном дворе госпредприятия стояла допотопная техника, трактора и грузовики шестидесятых годов выпуска. Конюшни давно требовали ремонта. Из трехсот человек в коллективе осталось всего 30, а их средняя зарплата составляла всего 10 тысяч рублей. Благо хоть выдавали деньги вовремя, иначе разбежались бы и последние работники.
А когда около восьми миллионов рублей долгов, из которых половина пенни и штрафы, удалось реструктуризировать, пришлось судиться с Росимуществом. Оказывается, прибыль - 200 тысяч рублей - надо было направить на дивиденды за пользование госсобственностью. Между тем оставшийся долг в 1,5 миллиона рублей не позволял ивановскому племзаводу рассчитывать на почти полумиллионную дотацию регионального правительства.
И все же надежда выйти из банкротства была. В бывших республиках СССР охотно покупали молодняк, и после введения беспошлинной торговли вести дела с ними стало легче. Но чтобы поставить доход от коневодства на твердую плановую основу, по расчетам руководства, требовалось увеличить табун в два раза, то есть не продавать, а оставлять жеребят на воспроизводство как минимум лет пять. Но как выжить, если и кредит на развитие тоже оказался недоступным...

Символ на продажу
В итоге легендарный конезавод выставили на продажу без каких-либо ограничений и обременений. Плати 40 миллионов рублей - и забирай. Правда, два года назад выложить такую сумму за царские конюшни с двумя тысячами гектаров земли и 155 владимирскими тяжеловозами в придачу желающих не нашлось. Сбросить "балласт"удалось лишь в мае 2013-го. За 10 миллионов рублей ГПЗ приобрел ивановский предприниматель Владимир Власов. Эта покупка "за бесценок"вызывает бурю возмущения в социальных сетях. Сделку назвали сомнительной и обещали направить обращение в прокуратуру.
Но стоит ли полагаться на эмоции? В свое время глава администрации Гаврилово-Посадского района Евгений Астафьев высказывал заинтересованность, чтобы новым владельцем бывшего градообразующего предприятия стал кто-то из местных хозяев. С ним будет легче работать, ведь "никто из своих не сможет отказаться от лошадей, с которыми здесь слишком много связано". Это пожелание исполнилось.
В пятистах метрах от конюшен находится молочное хозяйство Владимира Власова, возрожденное на руинах старого. Может быть, такая же счастливая судьба ждет и старинный конезавод? Понимает ли его новый хозяин свою историческую миссию? Осознает ли, что спасением уникальной российской породы лошадей, а не количеством бизнесов и прибылей он может остаться в памяти потомков? С такими вопросами я ехала в командировку в Иваново на назначенную встречу.
Но откровенного разговора не получилось. Предприниматель отменил интервью, сославшись на большую занятость. И удостоив собкора "РГ"только приветствием, предложил в собеседники юную помощницу. Она и подтвердила то, о чем говорят в регионе. В конюшнях планируют организовать туристический центр, и сейчас для этого подыскивают инвестора. Поставлена задача до 10 декабря оставить от стада всего 30 лошадей и перевести их на беспривязное содержание в новое здание молочной фермы.
Стало понятно, что никаким развитием и сохранением породы как национального достояния России здесь и не пахнет. А основной интерес для новых собственников представляют помещения и земля.
- Если хотим содержать качественное поголовье, то должны реально подходить к проблеме, должны понимать, что тяжеловозы не могут приносить прибыли, - подчеркнула помощница в конце беседы.
Действительно, если высокие начальники, обличенные большими полномочиями, за столько лет не осознали, что огромная, выносливая и добрая лошадь - один из символов государства, то можно ли требовать патриотизма от бизнесменов?