Наверх

Международный институт гуманитарно-политических исследований: Ивановская область в январе 1995 года

01.02.1995 00:00
Вера Родионова

1. О СОБЫТИЯХ В ЧЕЧНЕ

В январе 1995 года сообщения о Чечне и из Чечни в областных СМИ по количеству и значимости перекрыли всю иную информацию. Во многом это объясняется тем, что одними из наиболее активных участников чеченского конфликта стали военнослужащие частей, дислоцирующихся на территории Ивановской области, и в первую очередь — 98-й воздушно-десантной дивизии.

1.1. Сообщения о военных действиях

24 января «Комсомольская правда» опубликовала репортаж Ольги Герасимовой и Василия Устюжанина из Грозного. Был там и такой фрагмент:
«На следующий день мы разговаривали с 18-летним Андреем из воздушно-десантной Ивановской дивизии. Его батальон вместе с самарцами и волгоградцами штурмовал президентский дворец и Совмин.
— Нас было 400. Мы прибыли в Моздок 14 декабря. 29-го нас бросили в Грозный. Сейчас от батальона осталось меньше ста человек. Двое моих друзей попали ранеными в плен. Через несколько часов нам подбросили их тела. Одному вырезали сердце. А второму вспороли живот и набили гильзами.
Ребята, побывавшие в боях, подтверждают, что наших раненых подвешивали за ноги в окнах Совмина и из-за их тел вели прицельный огонь».
На следующий же день журналисты «Рабочего края» связались с командованием 98-й дивизии ВДВ и комментарий заместителя командира дивизии по работе с личным составом, гвардии полковника Н.Крамарева был таким: «Цифра потерь нашего батальона, имея в виду убитых и раненых, «Комсомолкой» взята наобум. Мы участвовали в похоронах всех ребят. О количестве же выбывших из батальона по ранению и из-за болезни сказать не могу: их фамилии мы не сообщаем, чтобы лишний раз не будоражить ивановцев. Нет никаких сведений об изуродованных телах десантников».
25 января в программе «Время» в репортаже из Чечни корреспондент ТВ «Останкино» взял интервью у одного из офицеров ивановского батальона. Он сообщил, что воины-десантники 98-й дивизии воевали на самых горячих участках боев в Грозном, в том числе за президентский дворец и здание Совмина республики. Ивановцев, сообщил офицер, бросают в наиболее опасные места, где они во многом определяют успех боя. Но и потери батальон несет серьезные. Десантник, по сути, подтвердил верность публикации в «Комсомольской правде», где сказано, что из 400 человек в строю осталось менее ста.
Впрочем, поступающая в областные СМИ информация о числе погибших — пока, во всяком случае, — много меньше названннной цифры, хотя сообщения в траурных рамках на первых полосах газет появляются достаточно часто. Счет погибших ивановцев был «открыт» еще в декабре.
11 января в передаче Александра Невзорова «Ад» Россия увидела спецназовца Константина Голубева. Но еще накануне, 10-го, родители старшего лейтенанта ивановца Голубева получили телеграмму о его гибели. Более десятка ивановских семей уже получили похоронки. Есть, однако, и другие примеры. Один из военнослужащих 98-й дивизии отозван из Чечни по просьбе матери. Причина такова: его брат, военнослужащий контингента миротворческих сил России, погиб в Абхазии, и командир 98-й дивизии гвардии генерал-майор Беспалов счел просьбу матери убедительной.
«Ивановская газета» опубликовала материал «Война от первого лица», где собеседником корреспондента был не названный по имени-отчеству 19-летний сержант-пехотинец, призывавшийся в одном из райцентров соседней области летом 1994 года и теперь самовольно покинувший свою часть в Чечне. Он попал туда приблизительно за неделю до Нового года.
«Я из миротворческого полка, и нам перед отправкой в Чечню сказали, что будем сопровождать автоколонны, следующие из Моздока с гуманитарными грузами... Конечно, понимали, что в Грозном идут серьезные бои, что есть раненые и даже убитые. Ужас начался позже. Уже на подступах к городу нашу колонну атаковали... наши бомбардировщики. Мы сначала ничего не поняли. Как же так: свои — своих?!
...Я испытывал только животный страх. Нет, пожалуй, еще растерянность. Оказавшись на улицах чужого города — в Грозный нас бросили сходу, без всякой подготовки, даже с его планом не познакомили, мы запутались в улочках и переулках, озираясь в поисках противника. Но кого считать врагами, в кого стрелять? По нам кто-то все время стрелял... За те несколько суток, что пришлось пережить в Грозном, самым непостижимым и страшным были рассказы уже бывалых солдат, с которыми оказался в каком-то подвале, о «белых колготках» — женском истребительном отряде снайперов. Что ни стрелок из элитного отряда — то чемпион или призер всяких соревнований по пулевой стрельбе. Для них это не война, это очередная тренировка, только на живых мишенях.
А помогли мне вырваться из кровавого ада... сами чеченцы. Простая чеченская семья, оба уже в годах. Они дали гражданскую одежду и наказали: «Бегите, сынки, отсюда, пока живы, да хранит вас Аллах».
Что же теперь будет делать бывший сержант?
— Не знаю. Но дома не задержусь. Ведь искать будут. Вдруг назад отправят?! Да я лучше руки на себя наложу!»
Областные газеты постоянно интересуются участием летчиков военно-транспортной авиации, дислоцированной на Северном аэродроме Ивановской области. Официальные сообщения оттуда ограничиваются такой информацией (со слов командира боевой части полковника А. Зайцева): «13 декабря десять наших транспортных самолетов совершили рейсы в Моздок — перевозили десантный полк, не ивановский. А сейчас у полка другие задачи. Мы занимаемся учебно-боевой подготовкой, выполняем обычные полеты. Ни одного военнослужащего нашей части в Чечне нет. Гробы мы тоже не возили».
Из других источников «Рабочему краю» стало известно, что «Ивановские летчики вылетают в Чечню ежедневно (в том числе военные из службы горюче-смазочных материалов, из батальона связи). От десантных частей, «заброшенных» туда ранее, не осталось практически ничего — люди гибнут батальонами. По имеющимся данным, в Чечне сейчас воюют около ста пятидесяти ивановцев. Убитых отправляют на родину (а также в соседние Ярославль, Кострому и Владимир) в порядке очереди — через Краснодар. Так, похороны одного из погибших бойцов в Иванове совпали с «девятым» днем. Вывезли его «по блату».»
Кроме военных, в Чечне находятся и сотрудники Ивановского УВД. По данным на середину января, их участие в конфликте было таково: 60 омоновцев сосредоточены на контрольно-пропускных пунктах вдоль границы с Дагестаном, 15 человек находились в Моздоке. Кроме того, в Чечню отправлена группа спецназа из 20 человек и 35 служащих охраны, которые уже вернулись в порядке плановой замены.
9 января Ивановский военный госпиталь принял 46 раненых военнослужащих из Чечни. (Спустя две недели — еще 43 раненых.)
Еще один источник информации о событиях в Чечне для ивановцев — депутат Государственной Думы В.Зеленкин и депутат Совета Федерации И.Гладков, побывавшие в зоне конфликта. По словам И.Гладкова: «Основной целью депутатской командировки было выяснить, обстреливают ли российские войска ингушские селения. Президент Ингушской Республики Руслан Аушев в своем письме Совету Федерации утверждал, что, вопреки официальным опровержениям, и налеты, и артобстрелы совершаются, есть жертвы. А ведь районы, о которых шла речь, даже в зону чрезвычайного положения не входят. Например, в Газиюрте (ингушское селение), заслышав гул вертолета, дети спрашивают взрослых; «Это наши летят или русские?»
Депутаты направили телеграмму и.о. Генерального прокурора с просьбой возбудить уголовное дело по факту гибели мирных жителей в поселках Аршты и Газиюрт. Прокурор пока молчит, он по закону имеет право дать ответ в течение 20 дней. Зато из Генерального Штаба уже назавтра протелеграфировали: это провокация. Вместо того, чтобы тщательно проверить факты». И.Гладков заявил об абсурдности войны: «Сегодня встречаемся в центре федеральных войск по поводу артиллерии, а назавтра попадаем под обстрел этой артиллерии... Боевой дух с той стороны очень высок. Авторитет Дудаева в людях велик. Сейчас они защищают свой народ, свою землю». По признанию Гладкова, больше всего ему довелось беседовать с нашими пленными. «Парни вообще оружие в руках не держали, командиров своих не знают».
Для защиты своих детей в конце января в Иванове был создан городской комитет солдатских матерей. На их первом собрании было принято открытое письмо президенту Б. Ельцинну:
«Уже второй месяц в Чеченской Республике продолжают гибнуть наши сыновья, одетые в солдатскую форму и брошенные на подавление очередного конфликта, своими жизнями расплачиваясь за авантюризм политиков, возглавляемых Вами! Этого ни объяснить, ни простить нельзя!
Мы призываем Вас, мы требуем от Вас немедленных и решительных мер по спасению жизней наших сыновей, проходящих службу в армии и на флоте. Верните из Чечни всех солдат срочной службы, решайте конфликты не вооруженными, а политическими методами».

1.2. Реакция общественности области на войну в Чечне

За прекращение военных действий в Чечне в январе 1995 года однозначно высказались:
— Ивановская организация Республиканской партии РФ;
— региональное отделение партии «ДемВыбор России»;
— Ивановская городская дума;
— Ивановское областное законодательное собрание (уже в конце января, причем поводом для приятия политического заявления послужил приход на заседание собрания представителей комитета солдатских матерей);
— областной совет профсоюзов;
— областное общество прав человека;
— областной совет ветеранов.
14 января представители чеченской диаспоры в Иванове (насчитывающей около 130 человек) приняли участие в региональной конференции, проходившей в Ярославле, собравшей чеченцев и ингушей из нескольких областей. По словам ее участников, все выступавшие подчеркивали, что они не винят русский народ в жестокой бойне, за это должны ответить Дудаев и Ельцин, запятнавшие кровью свое президентство. И приняли резолюцию, где призывали руководство России и Чечни немедленно перейти от войны к мирным переговорам по разрешению конфликта.
В течение января 1995 года социологическая служба представительства Президента трижды обращалась к чеченской теме при проведении опросов жителей города Иваново.
Основные выводы, которые делает социологическая служба:
1. Интерес и озабоченность ситуацией в Чеченской Республике остается предельно высоким. Вместе с этим крайне высока и степень влияния средств массовой информации на общественное мнение по этому вопросу.
2. Информация, поступающая через телевидение и газеты о событиях в Чечне, воспринимается далеко не однозначно. Около половины жителей областного центра считает, что она искажена.
6 февраля та же социологическая служба задала респондентам такие вопросы:
Представляли ли вооруженные формирования генерала Дудаева, с вашей точки зрения, угрозу для безопасности России?
«Да» ответили 65% опрошенных, «возможно, представляли» — 6%, «скорее всего, нет» — 2%, «нет» — 17%, затруднились ответить 10%.
Можно ли было решить «чеченскую проблему» без привлечения Российской Армии?
Положительно ответили 52%, «скорее всего, можно» сочли еще 8%, «скорее всего, нет» — 10%, «нет» — 23%, 7% затруднились при ответе.
С кем приходится воевать Российской Армии в Чеченской Республике?
«С хорошо вооруженными бандитскими формированиями и наемниками» — считают 49% ивановцев, «с чеченским народом, защищающим свою землю» — 32%, с хорошо вооруженной и подготовленной армией» — 21%, затруднились ответить 13%.
Как, по вашему мнению, повлиял чеченский конфликт на российскую государственность?
54% респондентов считают, что он ослабил российскую государственность, еще 23% — «скорее всего, ослабил», 4% опрошенных полагают, что «скорее всего, усилил», 1% — «усилил», 18% затруднились ответить.

2. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ

2.1. Итоги 1994 года. Прогноз на 1995 год

В январе в Иванове были получены статистические данные по итогам 1994 года.
Спад производства подавляющего большинства видов продукции в 1994 году оценивается не на проценты, а «во столько-то раз». Такие виды ранее производимой в области продукции, как ткацкие станки и штапельная пряжа, не производились вовсе. К категории исчезнувших видов производимой в области продукции можно отнести и экскаваторы, чесальные машины, которых в 1994 году выпускалось 4-5 штук в месяц, хотя даже в 1991 году эту продукцию производили по нескольку десятков ежемесячно. По производству хлопчатобумажных тканей Иваново опустилось до уровня ниже 1913 года, льняных — на довоенный уровень.
Но есть все же в Ивановской области два вида продукции, выпуск которой не смогли снизить ни высокие налоги, ни дефицит сырья и финансов. Это ликеро-водочные изделия и стиральные машины. Если водку в 12-й пятилетке производили ежемесячно в среднем по 102 тысячи декалитров, то в 1994 году — по 153 тысячи. Стиральных же машин соответственно — 247 штук и 891.
Без особого оптимизма областное руководство говорит и о прогнозах на текущий год. Что касается промышленности, то главная цель — не допустить дальнейшего сокращения объемов производства более чем на 5%, ибо за большим снижением нас ждут необратимые разрушительные процессы в экономике. В условиях продолжающегося экономического кризиса, естественнно, не приходится ждать и больших поступлений в бюджет. В прогнозах на нынешний год доходная часть оценивается в 600 с небольшим миллиардов рублей.
В конце января в АО «Подмосковье» проходило совещание межрегиональной ассоциации «Центральная Россия» по вопросам поддержки текстиля. Ивановскую область на нем представляли председатель Законодательного собрания В.Тихомиров, заместитель начальника отдела Законодательного собрания В.Рябинин, президент концерта «Ивтекс» Е. Осминин, генералььный директор АО «Кохматекстиль» Б. Чудецкий и другие.
Отмечалось, что отрасль, которая еще недавно занимала одно из ведущих мест в доходной части областных бюджетов, сегодня сама нуждается в серьезной поддержке. В этой связи представители регионов однозначно заявили, что перестройка текстильной промышленности только усилиями местных властей невозможна. Отсутствие у предприятий собственных оборотных средств используется коммерческими структурами для реэкспорта сырья из России. Участники встречи обратились к правительству РФ с просьбой принять действенные меры по защите отечественных товаропроизводителей.

2.2. Занятость. Доходы. Уровень жизни

Судя по данным областного центра занятости, в 1995 год Ивановская область вошла бесспорным лидером в России по уровню безработицы среди трудоспособного населения. На 1 января уровень безработицы в области cоставил 8,5% (в среднем по стране — всего 1,9%). К указанной дате в области искали работу через службы занятости (а не самостоятельно) — 59021 человек, официальный статус получили 57118 граждан, а получали денежные пособия — 52896 мужчин и женщин. В то же время на 1 января по всей области насчитывалось всего 534 вакансии (только по рабочим специальностям), то есть на одно место претендовали уже 110 человек.
На ближайшие месяцы предприятия и организации известили о предстоящем высвобождении еще 3399 человек; подавляющая часть из них (2062) — женщины.
По отдельным районам области лидер по незанятости — Приволжский район — уровень — 14,8%, за ним следуют Южа, Верхний Ландех, Пестяки и Юрьевец. А более или менее благополучны дела лишь в Иванове (уровень безработицы здесь — 6,1%).
Датированные ноябрем данные областного статуправления о среднемесячных доходах таковы.
Самые высокооплачиваемые работники — в банках (540000), в сфере кредитования и страхования (484000), на трубопроводном транспорте (450000), энергетики (398000), пищевики (383000). Текстильщики — 141 тыс. руб, столько же медики, культура — 137 тыс. руб, жилкомхоз — 236 тыс.руб, на селе — 155 тыс. руб.
В то же время в ходе социологического опроса жителей города Иваново, проведенного представительством Президента 16 января, были получены следующие данные:
«Соответствуют ли расходы в вашей семье доходам?»
«В последнее время доходы стали чуть больше расходов» — заявили 8% респондентов. «В целом соответствуют» — 23%. «Чаще всего не соответствуют» — 21%. «Не соответствуют, часто приходится жить в долг» — 47%.
Полученные данные свидетельствуют, что число опрошенных, уровень жизни которых явно упал, увеличивается (подобный вопрос респондентам задавали летом).
«Каков примерно средний доход на одного члена вашей семьи в месяц (на декабрь 1994 года)?»
Менее 60 тысяч рублей — 13%, от 60 до 130 тысяч — 46%, от 130 до 200 тысяч — 27%, от 200 до 500 тысяч — 9%.
Если учесть, что стоимость минимальной потребительской корзины на одного человека в декабре составляла 134,3 тысячи рублей (по данным отдела по труду и социальным вопросам областной администрации), то выходит, что 59% опрошенных не в состоянии обеспечить установленный минимум.
«Прошедший 1994 год для вашей семьи в плане благосостояния был лучше или сложнее, чем 1992-1993 годы?»
«Значительно сложнее» — 47%, «сложнее, но не многим» — 18%, «скорее всего, легче» — 20%, «легче» — 9%.

3. «ЯБЛОКО» в ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Первый и, пожалуй, единственный контакт лидеров нынешнего объединения «ЯБЛоко» с ивановцами — визит Г. Явлинского в Иваново в марте 1993 года по приглашению областного Союза Промышленников и Предпринимателей (СПП). Позиция ивановцев по отношению к думской фракции «ЯБЛоко», к ее лидерам формируется, в основном, через центральные средства массовой информации. Местная печать — в отсутствии в Иванове и области четко сориентированных на «ЯБЛлоко» групп и «эмиссаров» — этому политическому направлению внимания практически не уделяет. Однако, несмотря на это (или вопреки этому) — судя по данным опросов, проводимых социологической службой представительства Президента в Ивановской области за последние полтора года — рейтинг «ЯБЛока» и его лидера Г.Явлинского достаточно высок.
Однако, по 79-му избирательному округу, куда входят наиболее крупные градообразующие территории (в том числе областной центр) «ЯБЛоко» было на III месте (18,1%) после ЛДПР (24,7%) и Выбор России» (20,8%).
Вероятно, результаты были бы выше, если бы по Ивановской области по округам и в рамках региональной части федерального списка от «ЯБЛока» баллотировались кандидаты. Но таковых не было.
Среди ивановских аналитиков, работающих совместно с Ивановским СПП, пригласившим Г. Явлинского два года назад на встречу с промышленниками, существует такое мнение.
В Иванове есть — и немало — сторонников его взглядов. Особенно в среде научных работников. И вполне вероятно, «ЯБЛоко» могло бы иметь в нашей области успех, если бы Явлинский или его эмиссары заявляли здесь о себе громче и «чаще. Он мог бы иметь серьезную «зацепку» и среди промышленников, если бы экономисты из числа сторонников «ЯБЛока» хотя бы обозначили свой интерес к экономическим проблемам Ивановской области. Очевидно, не все из экономических изысканий Явлинского, представленных им два года назад, могли бы в чистом виде быть применено здесь. Но при более заинтересованном подходе к эти разработкам что-то, вполне вероятно, могло быть учтено — значит, это прибавило бы «веса» всему «ЯБЛоку».
В качестве одной из причин низкого интереса этого движения к Ивановской области теми же аналитиками предполагается «незначительность» области — по населению, территории, месту в экономике — среди соседних крупных промышленных центров.