Наверх

Der Spiegel Кремлевские махинации

13.10.2007 00:00
Рискованная попытка Путина остаться у власти

Похоже, Владимир Путин нашел способ остаться самым могущественным человеком в России после ухода с поста президента, не меняя при этом конституцию. Однако его план сопряжен с риском. Он может усилить напряженность внутри кремлевского 'ближнего круга'.
Едва закончился съезд прокремлевской партии 'Единая Россия', и рабочие приступили к разборке трибуны, сооруженной в старинном Гостином дворе у Красной площади, как в американских СМИ и вашингтонских политических кругах поднялась волна возмущения. New York Times заявила, что Путин ведет 'циничную игру', прибегает к 'грубым политическим манипуляциям', чей результат будет противоположен ожидаемому, и дорого обойдется России. Даже обычно сдержанная госсекретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), судя по сообщениям прессы, заметила, что концентрация власти в Москве 'вызывает озабоченность', а заместитель главы ее пресс-службы Том Кейси (Tom Casey) недвусмысленно предупредил: Америка теперь будет внимательно следить 'за развитием политического процесса, за ходом выборов в этой стране'.
Кейси имел в виду назначенные на 2 декабря парламентские выборы в России, в которых смогут принять участие 105 миллионов российских избирателей. Именно они скорее всего определят направление будущей политической карьеры Владимира Владимировича Путина.
В прошлый понедельник расчетливый российский президент одержал очередную тактическую победу: на съезде 'Единой России' он дал понять, что может стать кандидатом на пост премьер-министра. Он выразил благодарность делегатам за предложение возглавить предвыборный список партии. Это заявление было встречено овацией, продолжавшейся несколько минут.
Самый парадоксальный аспект предстоящих выборов заключается в том, что за два месяца до голосования его результат фактически предрешен. Все наблюдатели сходятся в том, что после путинского выступления на съезде его искусственно созданной партии гарантированы как минимум две трети мест в Думе - нижней палате российского парламента. Президент, естественно, проходит по списку номером первым, а затем, вероятнее всего, садится в премьерское кресло. Это, как выразился Путин, выступая перед делегатами, 'вполне реалистичное предложение'.
Что это - способ, позволяющий самому могущественному человеку в России превратиться в собственного преемника, когда будущей весной подойдет к концу его президентский срок? Сможет ли он остаться у власти, не меняя ни единой буквы в конституции, а попросту сделав пост премьер-министра - играющего относительно незначительную роль в годы его президентства - самой влиятельной политической должностью в стране?
Хотя выбор времени и формы для путинского IPO может показаться неожиданным, сам по себе 'премьерский вариант' сюрпризом не стал. Уже не первый месяц о нем говорят, как о возможном способе обеспечить сохранение путинской системы и после мая 2008 г.
Американцы об этом отлично знали. Их слегка завуалированная угроза расценить российские выборы как подтасованные столь же бесплодна, как и мимолетная вспышка негодования в Вашингтоне. В стране, где 66% граждан - и еще больший процент женщин и сельских жителей - выступает за то, чтобы Путин продолжал играть 'активную роль в политике', фальсифицировать результаты голосования просто незачем. 'Людям нравятся его идеи', - заметил путинский лоялист Владимир Якунин, объясняя неизменную популярность президента.

Усиление России беспокоит американцев

Призыв Елены Лапшиной, текстильщицы из Ивановской области в Центральной России, к 'начальникам' в президиуме 'придумать что-нибудь', чтобы Путин остался у власти, явно был хорошо подготовленной 'импровизацией'. Однако, в отличие от срежиссированных партийных съездов брежневской эпохи, выступление г-жи Лапшиной не выглядело бездумным повторением заученного текста, написанного партаппаратчиками. Оно было, похоже, искренним - и отражало реальность.
Американцев больше всего раздражает, что Путину удается 'шлифовать' свою 'виртуальную демократию', оставаясь при этом неуязвимым для нападок. И еще Вашингтон негодует из-за того, что Россия, совсем недавно, казалось бы не способная никому 'дать сатисфакцию', сегодня не только не нуждается в симпатиях США, но и постоянно ставит администрации Буша палки в колеса на международной арене - будь то по Косово, Ирану, Ближнему Востоку, или вопросу о системе ПРО.
Выступая на фоне больших плакатов с надписью 'План Путина - победа России', президент обнадежил делегатов, собравшихся в Гостином дворе: страна и дальше будет укреплять свои позиции в мире и наращивать военную мощь. Меры по модернизации российской армии, предпринимавшиеся до сих пор, подчеркнул Путин - 'только первые шаги к реальному возрождению Вооруженных Сил'.
Становится все яснее - даже американцам: если Путин останется ключевой фигурой в российском руководстве, эта страна в обозримом будущем останется боевитым оппонентом Вашингтона, и будет во внешнеполитических вопросах стараться обеспечивать собственные интересы. Словно подтверждая этот вывод, государственный гигант 'Газпром' снова пригрозил прервать поставки природного газа на Украину, ссылаясь на накопившуюся у нее задолженность в размере 1,3 миллиарда долларов - и это произошло ровно через два дня после того, как прозападная 'оранжевая' коалиция получила большинство голосов на парламентских выборах в этой стране.
Москва истолковала бурную реакцию Вашингтона как 'салют' в честь своей победы, косвенное признание новообретенной силы России. Вряд ли кого-то из россиян оскорбит тот факт, что вопрос о преемственности власти был по сути решен в Кремле за закрытыми дверьми. Один московский журнал даже настаивает: Кремль и в будущем должен оставаться 'скрытным и непроницаемым', поскольку это единственный способ, позволяющий 'должным образом защитить российские интересы от Запада'.
Превращение Путина в единственного кандидата 'Единой России' (партии, членом которой он даже не является), и его возможное перемещение в премьерское кресло укрепят правительство, политические партии и парламент, уверяют соратники Путина вроде мэра Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко. Однако Гарри Каспаров, бывший чемпион мира по шахматам, а ныне кандидат в президенты (без шансов на успех) от леволиберальной оппозиционной коалиции 'Другая Россия', считает, что страна скатывается к 'однопартийной диктатуре, пусть и разбавленной'.
Чтобы прийти к такому выводу, не нужно обладать способностями ясновидящего. Поскольку парламентские выборы, по выражению одного из лидеров правящей партии, превращаются в 'референдум' о поддержке Путина, Кремль наверняка намеревается сделать все возможное, чтобы превзойти результат президентских выборов в марте 2004 г. - тогда Путин получил 71,3 % голосов. В результате 'псевдооппозиционная' левая партия 'Справедливая Россия' - еще одно детище Кремля - едва преодолеет семипроцентный барьер, необходимый, чтобы пройти в Думу, а остальные голоса достанутся коммунистам и партии правого популиста Владимира Жириновского.
Но можно ли сказать, что путинский план посадить в Кремль марионетку и через какое-то время вернуться на пост президента, абсолютно не сопряжен с риском? Кроме того, каждый, кто внимательно следил за съездом 'Единой Росси', не мог не заметить определенного недовольства среди делегатов. Некоторые из них были возмущены тем, что партийное руководство, ни с кем не посоветовавшись, попросту вычеркнуло из списка кандидатов одного из путинских фаворитов - Сергея Богданчикова, возглавляющего крупнейшую нефтяную компанию в России - государственную 'Роснефть'.
Этот эпизод свидетельствует о закулисной борьбе за власть между соперничающими группировками в Кремле, и проливает свет на особенности российской политической системы. Действительно, вопрос о власти здесь решается не на выборах, а в ходе ожесточенного противоборства групповых интересов. Лидеры этих группировок не участвуют в публичной политике, и тем не менее считают себя, вместе с Путиным, подлинными хозяевами страны.
Богданчиков принадлежит к лагерю Игоря Сечина, председателя совета директоров 'Роснефти' и заместителя главы президентской администрации. Сечина - бывшего офицера разведки, работавшего в подчинении у нынешнего президента еще в те времена, когда тот был вице-мэром Санкт-Петербурга - считают искусным кремлевским 'кукловодом'.
Так, Сечин пытался превратить свояка, занимавшего тогда пост генерального прокурора, в 'политического тяжеловеса' - позднее Путин снял его с должности. Известен и другой эпизод, когда он назначил двадцатипятилетнего сына руководителя самой влиятельной российской спецслужбы консультантом 'Роснефти'. Подобные интриги угрожают стабильности выстроенной Путиным системы.
В результате против Сечина и его сторонников объединились трое высокопоставленных 'силовиков': Виктор Черкесов, бывший заместитель Путина в контрразведке ФСБ, ныне возглавляющий ведомство по борьбе с наркотиками, генеральный прокурор Юрий Чайка и начальник президентской службы безопасности Виктор Золотов.
Соперничество между двумя лагерями силовиков, результатом которого становятся коррупционные скандалы, создает Путину все больше проблем. Каждый из них по-своему толкует борьбу с коррупцией, которую президент в выступлении на съезде 'Единой России' назвал 'одной из главных социальных и политических проблем' страны. Коррумпированных чиновников они неизменно находят в противоположном лагере.
Свою междоусобную войну обе группировки ведут любыми средствами. В тот самый день, когда на съезде Путин возглавил партийный список, офицеры ФСБ в Москве арестовали генерала Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, - одного из ближайших помощников Черкесова - обвинив его в злоупотреблении служебным положением. Перед своим арестом сам обвиняемый вел расследование деятельности коррумпированных сотрудников ФСБ. В обозримом будущем примирения между противоборствующими лагерями ожидать не приходится - как бы Путин ни старался уравновесить их интересы. 'Мы можем стать свидетелями 'ночи длинных ножей'', - опасается один кремлевский консультант.
Путин осознает опасность, исходящую из рядов его собственных сторонников. Он предупредил делегатов 'Единой Росси', что упрощение процедуры судебного преследования по обвинениям в коррупции 'может привести к произволу, а значит и к усилению самой коррупции'.
Его стремление занять пост премьер-министра способно даже обернуться усилением напряженности во властных структурах. Поначалу Путин, конечно, может опереться на политическую 'темную лошадку' - Виктора Зубкова, которого он три недели назад поставил во главе правительства. Оба они в курсе деловых операций, которые Путин санкционировал в начале 1990-х гг., будучи вице-мэром Санкт-Петербурга. Не исключено также, что Зубков станет послушным исполнительным путинского плана по его превращению в 'декоративного' президента, который передаст реальную политическую власть в руки Путина после того, как тот займет должность премьера.
Однако могущественная Администрация президента вряд ли безропотно смирится с ослаблением собственного влияния. Ее чиновники могут убедить Зубкова воспользоваться 83 статьей российской конституции, дающей главе государства полномочия распускать правительство и отправлять в отставку премьер-министра.
Если за счет своих махинаций Путин сумеет успешно преодолеть 'промежуток' перед новым президентским сроком, в стране действительно может воцариться самовластие - эта перспектива пугает даже прокремлевски настроенных наблюдателей. 'Сегодня опасность нового 'застоя' в России велика как никогда', - отмечает обозреватель проправительственной газеты 'Московский комсомолец' Михаил Ростовский, напоминая читателям о восемнадцатилетнем периоде правления генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева (к концу этого срока он был уже стар и немощен). В стране, отмечает Ростовский, отсутствует 'прозрачный механизм смены власти'.
Намек вполне прозрачен: Путин, отпраздновавший в минувшее воскресение пятидесятипятилетний юбилей, может, подобно Брежневу, состариться на посту 'первого лица'.