Наверх

Газета «Иваново-Вознесенск» №486 (9) Владимир Никонов: Это следствие велико есть…

17.03.2003 00:00
Слухи об уголовном деле против начальника управления по борьбе с организованной преступностью полковника милиции Владимира Никонова по Иванову ходят давно, к тому же разные и очень противоречивые. Поэтому Владимир Никонов предложил редакции лично прояснить ситуацию.
В декабре 2002 г. в областных СМИ появились сообщения о возбуждении против меня уголовного дела. В одних газетах говорилось о "крупной недостаче", в других – о "нецелевом использовании бюджетных средств", в третьих – о нарушениях в использовании "спонсорских средств". В сюжете НТВ мое дело было названо "скандальным ". Ни одно из этих утверждений никуда не годится.
Дело в том, что год назад ко мне обратился сотрудник УБОП с просьбой о помощи. Его жене досталась "горящая"путевка на море. На завтра у супругов были куплены билеты на поезд, а он не смог получить причитающиеся ему из Федерального бюджета отпускные деньги – 1 125 рублей. Этот сотрудник хорошо работал, неоднократно был в командировках в Чечне.
Я пошел ему навстречу: в нарушение инструкции выдал из т. н. "спонсорских"денег указанную сумму и пожелал хорошего отдыха. Через две недели сотрудник, отдохнувший и загоревший, получил эти положенные ему государственные деньги и внес их во внебюджетную кассу УБОП взаимозачетом.
В результате 6 декабря прошлого года я получил на руки постановление о возбуждении против меня уголовного дела по ч. 1 . ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). В постановлении указано, что я нарушил восемь статей трех федеральных законов, а также нормативно-правовые акты Минфина РФ и УВД Ивановской области, "что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов государства".
Расследование уголовного дела было поручено отделу по особо важным делам прокуратуры Ивановской области. Следствие ведется уже три месяца. К нескольким томам дела приобщены многочисленные приказы и инструкции МВД, УВД, Минфина РФ, изъятые в УБОП финансовые документы, допрошены около 100 (!) свидетелей. И, как говорится, "ни тпру, ни ну!".
Любой нормальный человек скажет: "Этого не может быть!". Да - с точки зрения здравого смысла. Но это есть. И причина - в другом: никто и не собирается расследовать липовые нарушения различных законов и правовых актов. Вот правда о причинах возбуждения этого уголовного дела и ходе следствия.
С ноября 2001 года УБОП велась оперативная проверка, а с мая 2002 г. – оперативное сопровождение уголовного дела, по которому проходят два высокопоставленных чиновника администрации Ивановской области. Предполагаемый ущерб "охраняемым законом интересам государства "только по одному эпизоду их деятельности определяется семизначным числом в рублевом эквиваленте.
С самого начала следствие по делу пошло очень тяжело. Фигуранты вначале не принимали это всерьез и даже позволяли себе куражиться над следователем. Например, не принимали повесток о вызове на допрос. Один из них издевательски требовал направлять ему повестки в Москву, в Представительство областной администрации.
Но очень скоро они поняли, что куражом не обойдешься, и начали оказывать серьезное противодействие всеми имеющимися у них средствами (набор этих средств был очень широк – от пробелов в новом Уголовно–процессуальном Кодексе до финансовых возможностей и широких связей в органах власти и управления). В различные высокие инстанции было направлено 14 жалоб. Значительная часть из них была подкреплена авторитетом губернатора. Сотрудники УБОП, работающие по делу, шесть раз вызывались для опроса в контролирующие органы ( в т. ч. в ФСБ ). Уголовное дело неоднократно запрашивалось для проверки. Только в прокуратуре Ивановской области оно проверялось 34 дня! Мы не столько расследовали, сколько отписывались.
Очень важно, что ни одна инстанция после рассмотрения жалоб не указала, что уголовное дело возбуждено без достаточных на то оснований или с нарушением закона.
В этот период я начал получать недвусмысленные сигналы из различных источников, что УБОП не следует заниматься этим делом так активно. Разве нет других дел? Высказывалось мнение, что все равно расследование не будет доведено до конца, а инициаторы его получат по заслугам. Оказывалось давление и на женщину-следователя. Кнутом и пряником. Ей, например, предложили перейти на работу в прокуратуру (там зарплата гораздо выше).
Но время шло, в уголовном деле появлялись все новые документы и свидетельские показания, проводились соответствующие экспертизы. И на допросы все-таки пришлось ходить. Вот-вот мог встать вопрос о предъявлении обвинения. И тогда был нанесен ответный удар.
В прокуратуру Ивановской области поступила грязная анонимка, где безвестная группа ветеранов милиции сообщала, что УБОП принимает деньги от преступных группировок в качестве спонсорской помощи. Поэтому в начале декабря в УБОП появились две сотрудницы прокуратуры из отдела по надзору за исполнением законов. Титова Е. А. и Захаренко Т. Д. прибыли для срочной проверки поступления и расходования внебюджетных средств, не имея при себе даже официального предписания. Из уважения к вновь назначенному прокурору области я позволил им проводить проверку, заручившись обещанием, что они ( как и положено по закону ) ознакомят меня с ее результатами. При этом они очень торопились и предупредили, что на всю проверку им отведено несколько дней.
Оснований для беспокойства не было, т. к. ранее проведенные неоднократные проверки Федерального казначейства и КРО УВД никаких нарушений не выявляли.
Проверка началась с того, что Титова и Захаренко потребовали предоставить документы о расходовании благотворительных средств на банкеты и подарки. Удостоверившись, что таких расходов нет, они поскучнели лицом и углубились в изучение бухгалтерских документов. Убедившись, что приход этих средств полностью соответствуют расходу, поскучнели еще больше и исчезли из управления.
По тем материалам, которые они изучали, и тем вопросам, которые задавались сотрудникам, я подготовил ряд документов МВД для приобщения к справке. Но справки все не было. Я насторожился. Пришлось звонить непосредственному начальнику проверявших - Устименко И. В.: смогу ли я ознакомиться с результатами проверки? Приятный баритон заверил в том, что справка вот-вот будет закончена, и я обязательно ее прочитаю. Баритон заверил и… обманул!
6 декабря 2002 г. последовал вызов в прокуратуру Ивановской области, где мне предъявили постановление о возбуждении уголовного дела. Не теряя времени, я передал следователю документы, которые приготовил для приобщения к результатам проверки. Тот прочитал их и удивленно поднял брови: "А почему эти документы не были представлены проверяющим? "И сейчас, через три месяца после начала следствия, несмотря на мое ходатайство, эту справку мне так официально и не показали.
Я уже 22 года на оперативной работе, а мир не без добрых людей. Через час после первого свидания со следователем я уже прочитал этот документ - в нем, кроме фактических ошибок и откровенного подлога, НИЧЕГО НЕТ! Гвоздем справки был факт оказания нам помощи фирмой под одним названием. Под этим названием их в городе Иванове две. Помощь нам оказала одна, а проверяющие опросили владельца другой - одноименной! Владелец только пожал плечами. Вот они, "бандитские"деньги в сумме 3 000 рублей, поступившие в УБОП неизвестно откуда! Дело сделано, преступление налицо!
Кстати, факт нарушения мною финансовой дисциплины с поездкой сотрудника в отпуск проверяющие второпях "проехали". Будем считать это моей явкой с повинной и желанием оказать следствию активное содействие.
Небольшой штрих: в проверяемый период мне пришлось 97 суток провести за тысячу верст от УБОП, в Ведено и Грозном, и еще 3 недели после этого лежал в больнице. В это время я просто физически не мог наносить вред интересам государства. Вы думаете, Титова и Захаренко убрали это время из проверки? Ничего подобного! Раз уж дано задание - вали все в кучу, а Устименко прикроет… Убежден, что за такие горе-проверки надо наказывать тех, кто их проводит. И тех, кто обманывает, прямо нарушая закон, который обязан охранять.
Не надо думать, что в прокуратуре Ивановской области работают только такие "проверяющие". Там много профессионально грамотных и честных людей. И не случайно по выводам заказной проверки было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Затем это постановление было отправлено (какая честь!) нарочным в Генеральную прокуратуру России. После этого следы документа теряются, а вместо него в течение суток появляется постановление о возбуждении уголовного дела.
Я, как подозреваемый, имею право на защиту. Мне много не надо. Я только прошу, чтобы меня ознакомили с текстом анонимки и с текстом отказа в возбуждении уголовного дела. Но мои ходатайства отклоняются! Я прошу следователя, чтобы он расследовал то, что указано в постановлении о возбуждении дела, а он этого не делает. Все следствие сводится к тому, что на допрос вызываются лица, которые в течении почти трех лет оказывали нам материальную помощь. Их около двухсот. Всем им задаются вопросы, не вымогал ли я с них деньги, не брал ли взяток, не делал ли им "крышу"и т.д. Подчеркиваю – расследуется вовсе не белиберда о нарушении многочисленных законов (это только повод), а анонимное письмо, которое по всем законам проверке не подлежит.
Я не против, чтобы прокуратура осуществляла контроль за финансовой и иной деятельностью руководителей органов внутренних дел. Наоборот, он необходим. Но почему телега ставится впереди лошади? Если есть данные о противоправных действиях, проводите доследственную проверку, получайте фактические данные и только тогда возбуждайте уголовное дело! Почему все наоборот?
Один из ответственных работников прокуратуры в сюжете НТВ сообщил, что уголовное дело возбуждено, чтобы установить "не абсолютную, а относительную истину". Что под этим подразумевается, я так и не понял.
Одна цель этого заказного следствия уже достигнута: люди, которые добровольно оказывали нам финансовую и материальную помощь, после допросов боятся вновь ее оказывать. Некоторые наверняка подумали: "Нет дыма без огня - может быть, наши деньги действительно пошли на банкеты?"
При фактическом отсутствии средств из Федерального бюджета на материально-техническое обеспечение УБОП оказалось в тяжелом положении. Нет денег на ремонт автотранспорта и оперативной техники, на обслуживание средств связи.
Поэтому я, будучи подозреваемым, вынужден продолжать свою "преступную деятельность". С момента возбуждения уголовного дела по настоящее время я принял от различных спонсоров и израсходовал на нужды УБОП 86 тыс. рублей. И ничего! В более идиотской ситуации за время службы в милиции я не находился. Впрочем, в аналогичной ситуации находится и следователь, ведущий дело. Я знаком с ним много лет, и по–человечески мне его жаль.
В начале января в здании УБОП поздним вечером произошло короткое замыкание электропроводки - она не менялась с 60-х годов ( на это нет денег ). К счастью, в здании еще работали сотрудники. Они ликвидировали пожар с помощью двух огнетушителей. Вы думаете, эти огнетушители нам выдал под расписку Госпожнадзор? Нет, эти огнетушители добыты преступным путем, т. е. приобретены на спонсорские деньги. Еще чуть-чуть - и расследовать было бы нечего: вся бухгалтерия превратилась бы в дым.
В связи с этим убийственный вопрос к следствию: если я действительно принимал помощь от преступных группировок, на кой ляд эти деньги приходовались в кассу? Не легче ли было приходовать их в свой карман и распоряжаться ими так, как вздумается?
О моральном вреде, нанесенном мне самим фактом возбуждения уголовного дела, говорить не хочу. Скажу только, что за первые 20 лет службы в милиции у меня не было ни одного взыскания. Два выговора появились позднее, но о них – особый разговор.
Неужели руководители прокуратуры области не понимают, что как только уголовное дело будет прекращено, я немедленно обращусь в суд с иском о защите чести и достоинства? На суде выступят свидетелями как раз те люди, которые расскажут, как велось это расследование и какие вопросы им задавались. Уверен, что головокружение от безнаказанности обязательно должно закончиться сотрясением мозга.
За долгие годы работы у меня появились друзья в прокуратуре, с которыми приходилось работать по многим тяжким преступлениям, делить с ними радость раскрытия и горечь неудач. Поразительна их реакция на то, что со мной случилось. Одни говорят: "Да что ты волнуешься, мы свои люди! Ну, порасследуем твое дело и прекратим". Другие говорят: "Тебе же лучше! Вот обвинит тебя кто-нибудь в коррупции, а ты им сунь нашу бумажку о том, что ты чист!"Когда я отвечаю, что не нуждаюсь в индульгенциях, они тяжело вздыхают, разводят руками и молча указывают пальцем наверх, в направлении кабинета нового прокурора области.
Если так, предлагаю тем читателям, которые любят решать ребусы, сыграть в логическую игру "вопрос – ответ".
Вопрос: согласовывался ли вопрос о назначении нового прокурора области с теми двумя чиновниками из администрации, которые проходили по уголовному делу, инициированному УБОП?
Ответ: безусловно.
Вопрос: какие условия ставились новому прокурору перед назначением?
Ответ: неизвестно.
Вопрос: что немедленно сделал новый прокурор области, заступив на должность?
Ответ: его первый заместитель возбудил уголовные дела на начальника УВД и УБОП и прекратил уголовное дело в отношении чиновников администрации.
Выводы делайте сами.
Да, читатель, 19 февраля 2003 г. уголовное дело по чиновникам было прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления . Прекращено, несмотря на то что по делу еще не закончены шесть экспертиз и не проведены как раз те очные ставки, от которых один из них так успешно в течении двух месяцев скрывался в лечебных учреждениях ( непонятно, как при наличии стольких хворей он продолжает работать). В постановлении о прекращении дела указано, в частности, что "расследование необоснованно затянулось". Что это, если не ханжество?
Я с отвращением вспоминаю сейчас координационные советы в прокуратуре области, где меня заслушивали по вопросу борьбы с коррупцией. Одни члены совета ругали меня за результаты по этой линии работы, другие давали советы и предлагали объединить усилия прокуратуры и милиции в борьбе с этим злом. Вот так объединились!
Меня могут спросить, почему я решил опубликовать эту статью. Отвечу: была негласная договоренность о том, чтобы ни прокуратура, ни те, на кого возбуждены уголовные дела, не давали информацию в СМИ. Эта договоренность нарушена сюжетом в НТВ. Нас ославили на всю страну по делам, в которых еще ни коня, ни воза! А я хочу еще раз открыто задать вопросы руководству прокуратуры области. Почему уголовное дело не расследуется по существу? Почему расследуется анонимка? Почему через три месяца следствия никто мне внятно не объяснил, в чем состав моего преступления и в чем выразилось "существенное нарушение охраняемых законом интересов государства"?