Наверх

Взятки, дипломы, Политех. И УЭБиПК

Длинная история ко Дню знаний

04.09.2018
Алексей Машкевич

10 апреля местные СМИ перепечатали пресс-релиз СУ СК о задержании профессора Политеха. Сейчас доподлинно известно, что это был Николай Николаевич Елин, завкафедрой гидравлики, теплотехники и инженерных сетей и в этой истории нет той однозначности, на которой настаивают силовики. Елин - это уважаемый в научных кругах человек с безупречной – до апреля, как минимум – личной репутацией. 

Ко мне пришла жена Николая Николаевича, рассказала своё видение истории и показала некоторые бумаги, которые заставили по-новому взглянуть на историю со взяткой и задать вечный российский вопрос: «Кому это выгодно?». Согласитесь, сформулированные в позапрошлом веке «Что делать?» и «Кто виноват?» давно потеряли актуальность: нас приучили, что делать что-то бесполезно, а виноватого не ищут, а назначают.

Деньги

6 апреля доцент Политеха Татьяна Корюкина взяла у оперативников УЭБиПК конверт, в котором лежало двадцать пять тысяч настоящих рублей и сто тысяч фальшивых, чтобы передать их своему руководителю Николаю Елину. Под присмотром оперов она добивалась встречи с Елиным весь день – тот был занят на заседании редколлегии журнала «Технология текстильной промышленности» и выбрался только после того, как Корюкина СМСкой попросила его срочно подписать важный документ. В кабинете она отдала Елину конверт со словами про каких-то оставшихся заочников и про какой-то список. В общем, на редколлегию Николай Николаевич не попал – дальше были обыск в кабинете, дома, потом ИВС, суд по мере пресечения и отбытие в СИЗО. Николаю Николаевичу вменяют получение взятки от студентов-заочников как эпизод в регулярном процессе сбора денег за «успешную» сдачу государственной итоговой аттестации (государственный экзамен и защита диплома) заочниками.

По нашей информации, задержанию предшествовала банальная история: староста одной из выпускных групп поделился с коллегами-заочниками сомнениями по поводу возможности защититься просто так, не «подмазав» членов Государственной аттестационной комиссии (ГАК). И тут же сообщил, что секретарь ГАК, доцент кафедры Татьяна Корюкина подтвердила его страхи и обозначила сумму: 25 000 рублей с носа. За эти деньги студент получал готовый диплом и точное знание об экзаменационном билете, на который придётся отвечать перед комиссией. Группа решила услугой воспользоваться, заочники начали сбрасывать деньги старосте – кто наличными, кто на карту. И всё шло хорошо, пока одним студентом не заинтересовались оперативники УЭБиПК. То ли он у них был на крючке, то ли сам решил посотрудничать – неизвестно – и дал показания на старосту. Староста, чтобы не попасть под статью, рассказал операм о Корюкиной, та на голубом глазу заявила, что собирала с преддипломников деньги по прямому указанию завкафедрой Елина. К началу апреля староста собрал и передал Корюкиной деньги со всех однокурсников, кроме одного. 4 апреля последний должник отдал старосте свои двадцать пять тысяч, староста под присмотром ребят из УЭБиПК передал их Корюкиной, деньги положили в конверт, куда бэпники зачем-то добавили фальшивок на 100 000 с одинаковыми номерами. И послали Татьяну Викторовну к ничего не подозревающему Николаю Николаевичу.

Дипломы

Доцент кафедры гидравлики, теплотехники и инженерных сетей Татьяна Корюкина с сентября 2013 года работает под началом Елина. Теперь она говорит следователям, что Елин принуждал её собирать деньги со студентов под угрозой увольнения, лишения премии или уменьшения оклада. Но завкафедрой на эти вопросы повлиять никак не может – это входит в компетенцию ректора. И студентам она говорила, что отдаёт деньги Елину – точно так же, как он говорит, что распоряжений не давал и денег за защиту заочников не брал. Кроме тех злосчастных 25 000 рублей в конверте и кучки фальшивых фантиков. Что называется, слово на слово.

Татьяна Викторовна - давний член Государственной аттестационной комиссии, работала в ней ещё до того, как руководить кафедрой стал Николай Николаевич, вошедший в состав ГАК рядовым членом в 2015 году.

Если внимательно почитать должностные инструкции и регламент работы членов аттестационной комиссии, становится ясно, что ни один из них не мог единолично повлиять на результат защиты. Работа комиссии устроена так, что каждый член ГАК выставляет свою оценку студенту, а итоговая оценка – это среднее арифметическое оценок, выставленных членами комиссии, ни один из которых не может оказать на неё решающее влияние. Кроме того, учитывается средний балл за всё время обучения и оценка рецензента. За те 25 лет, которые Елин работает в ИВГПУ, ни одной двойки ни на госэкзамене, ни на защите диплома по специальностям его кафедры не было – даже и не знаю, достоинство ли это для преподавателя, но это факт.

А вот с секретарём комиссии – той самой Татьяной Корюкиной – всё обстоит иначе. Именно у неё хранятся экзаменационные билеты (госэкзамен у очников и заочников идёт в течение 3-4 дней), именно она, по сложившейся практике, раздаёт студентам билеты за час до того, как в аудиторию заходят члены ГАК. Так было и в этом году – в то время, когда Елин уже был то в ИВС, то в СИЗО, то под домашним арестом – выпускники-заочники успешно сдали госэкзамен и защитили свои дипломы.

После ареста руководителя энтузиасты на кафедре, уверенные в его невиновности, провели анализ архивных и свежих дипломов и выявили повторяющиеся работы – как минимум с 2013 года. У меня есть сравнительная табличка, где наглядно показано, как один и тот же диплом защищается год за годом с небольшими изменениями в названии на титульном листе.

Вот несколько примеров.

В 2013 году заочник Баширов (руководитель та самая Татьяна Корюкина) защитил диплом на тему «Газоснабжение в г. Комсомольск Ивановской области», в 2014 году заочник Лазарев не менее удачно защитил тот же диплом с титулом «Газоснабжение в г. Волгореченск Костромской области», в 2018 году заочник Зайцев защитился с темой «Газоснабжение микрорайона г. Электросталь Московской области». Разнятся в текстах работ только названия населенных пунктов, да и то не везде – слово «Комсомольск» встречается на страницах всех работ.

Заочник Савинов защитился в этом году по теме «Отопление и вентиляция торгово-офисного центра в г. Владимир». Практически идентичные дипломы защитили Фёдоров в 2013 году («Отопление и вентиляция торгово-офисного центра в г. Юрьевец»), Худякова в 2014-м («Отопление и вентиляция торгово-офисного центра в г. Мытищи Московской области»), Павлов в 2015-м («Отопление и вентиляция торгово-офисного центра в г. Иваново») и Васильков в 2016-м («Отопление и вентиляция торгово-офисного центра в г. Москва»).

Некоторые дипломные работы разных лет совпадают на 100%. Есть дипломы, защищённые в этом году, но на титуле стоит дата 2011 – ни продавец интеллектуального товара, ни покупатель на такую мелочь, видимо, не обращали внимания. Дипломы за период 2013-18 гг. пока проанализированы далеко не все, но уже сейчас ясно: история фальсификаций началась до того, как Николай Елин возглавил кафедру и стал членом аттестационной комиссии.

Никого не настораживает факт, что многие студенты «запалившейся» на взятках группы представили на защите тексты дипломных работ, идентичных ранее защищенным, – и получили аттестацию в то время, когда Елин уже был под следствием и ни на что влиять не мог.

Никто почему-то не вспоминает о том, что, начиная с 2015 года, Елин публично озвучивал требования по исключению плагиата из дипломов – и это отражено в протоколах заседания кафедры. Беседовал он на эту тему и лично с Корюкиной, понимая, что в её руках находится архив работ и именно она может «банковать» и темы дипломов, и билеты на экзамене. Жена Николая Николаевича говорит, что на третий год участия в защитах заочников у мужа появилась твёрдая уверенность: заочники защищают одни и те же темы, озвучивают одни и те же не ими написанные тексты, в которых меняются незначительные детали.

Не знаю, почему мимо этих фактов проходит следствие – наверное, из-за того, что Корюкина сразу пошла на «деятельное сотрудничество» и стуканула на вышестоящего начальника. Зато понятно, почему в эту гнусную историю не влезает руководство Политеха: если она выплывет в публичное пространство и станет достоянием вышестоящих организаций, все дипломы за последние годы могут быть признаны недействительными, а вузу грозят огромные проблемы.

Видимо, из-за этого Корюкина чувствует себя в полной безопасности. Только очень нервничает и после ареста Елина постоянно ездит отдыхать за границу, то в экзотические страны, то в Европу – скромная доцентская зарплата, похоже, это позволяет.

Ещё деньги

Главный вопрос, который возникает: брал ли Елин деньги от Корюкиной?

Честно говоря, до копания в этой вузовской истории я был уверен, что система поборов с родителей на хозяйственные нужды существует только в детских садах и школах. Ни давно закончившая Энергоуниверситет старшая дочь, ни другая, сегодня там учащаяся, ни о чём подобном никогда не говорили и денег на нужды вуза не просили. А в Политехе, по словам собеседницы, такое случается. У того же Николая Елина в индивидуальном плане, утверждённом вышестоящим начальством, значилось: обеспечить развитие материальной базы кафедры. Студенты-заочники или их родственники помогали строительными материалами, иногда присылали рабочих, очень редко – деньгами, хотя чаще ремонты делали студенты на производственной практике.

Всё до банальности просто, и кто-то теперь должен за это ответить. И Елин не открещивается от ответственности за деньги и материалы для ремонтов, а вот за деньги на чужие липовые дипломы отвечать не готов. Но сегодня Николая Николаевича никто не слушает – слушают Корюкину, хотя именно она брала деньги у старосты и не отрицает этого.

Ещё жена Елина сказала мне, что они с Николаем Николаевичем готовы отчитаться своими декларациями о доходах и имуществе за каждый потраченный рубль, за каждую покупку. Тем более, что зарабатывал он, оказывая научно-технические услуги нефтегазовым и энергетическим компаниям, всегда очень неплохо и всегда «в белую» – всё видно, ничего не спрячешь. Но это, видимо, тоже никто проверять не собирается.

УЭБиПК

Как всегда, у криминальной истории со взяткой есть ещё версия – конспирологическая. Все описываемые события произошли в то время, когда кто-то активно раскачивал кресло под бывшим ректором Политеха Робертом Алояном. По городу ходили слухи, что особую заинтересованность в снятии Роберта Мишаевича с должности проявляли офицеры УЭБиПК УМВД РФ по Ивановской области, который возглавляет полковник Николай Львович Халезов. Конспирология состоит в том, что до объединения Строительного университета и Текстильной академии в Политех брат полковника, Халезов Сергей Львович, работал проректором по хозяйственной части в «текстиле», а в приватных беседах хвастался неприкосновенностью, обеспеченной родственником в погонах. А Роберт Алоян, став ректором Политеха, технично отодвинул Сергея Халезова от денежных потоков, оставив работать на какой-то декоративной должности. Но, наверное, это просто совпадения?

В итоге Алояна сняли, о роли УЭБиПК в его отставке ничего неизвестно. Но интересно: история с Елиным произошла в начале апреля – как раз тогда, когда слухи о снятии Алояна только-только пошли в массы. А Елин - это прямая оперативная дорога к Алояну: у него на кафедре работает жена Роберта Мишаевича. И при задержании, и позже Николаю Николаевичу открыто предлагали дать показания на Алояна, и самому выйти сухим из воды, но не на того напали – против совести профессор не пошёл, клеветать на начальника не стал. До появления в цепочке движения денег Елина у оперов всё шло гладко – каждый, не задумываясь, давал показания на следующего: заочник – староста – Корюкина. После Елина, видимо, должен был идти Алоян. Но на Елине убэпники споткнулись и выхода на вожделенного Алояна не получили. За что, видимо, Николая Николаевича решили примерно наказать: три дня в ИВС, потом СИЗО. Дальше, правда, случилось невиданное: областной суд 19 апреля удовлетворяет ходатайство защиты Елина и после двух недель отсидки отпускает его из СИЗО под домашний арест. А это просто фантастика какая-то на фоне уголовных историй последних лет.

Повторюсь, это всего лишь конспирологическая версия, но очень стройная, правда?

Вернуться к списку новостей