Наверх

Скандал вокруг Первой горбольницы: заказуха или критика?

Мнение Павла Попова

11.11.2019
Областные депутаты как будто выпали из информационной повестки: с приходом в область Станислава Воскресенского сидят тихо, не высовываются, мнения не высказывают. Тем интереснее было поговорить со справедливороссом Павлом Поповым на горячую тему. Тем более что инициатива разговора исходила от него.


Фото: Варвара Гертье

- В соцсетях развернули травлю главврача Первой горбольницы, к которой позже подключились пустомели из ОНФ. Ты позвонил и сказал, что у тебя есть, что сказать по этому поводу.
- Я изначально против любой травли. Если есть нарушения или изъяны, давайте о них спокойно говорить, искать виновных и, если нужно, привлекать надзирающие и контролирующие органы. Но этот процесс не должен быть организован и проплачен.

- Ты же не можешь утверждать, что выступления в сети против Первой горбольницы проплачены.
- Предполагаю, что акция организована. Ни с того ни с сего какой-то Андрей Спиридонов написал, как его неправильно оперировали.

- Я хорошо знаю Андрея и не верю, что ему можно что-то заказать. Думаю, что это был крик души, а дальше…
- Больницу я знаю давно и не понаслышке: когда служил в армии солдатом-первогодком, в 1987 году попал туда с воспалением гланд и гнойной ангиной. Меня там за неделю прокапали и вылечили без операции – а в военном госпитале хотели резать.
Больница государственная, не частная, она часть системы – той, о которой президент Путин сказал, что реформа медицины не удалась. И что, мы хотим найти одного крайнего у нас в городе, который ответит за провалы по всей стране?
Помню, как при Михаиле Александровиче Мене в Ивановскую область, в первую по России, пришли миллиарды рублей государственных денег на реформирование, на медицинское оборудование. При Воскресенском деньги идут на строительство и ремонт больниц – в той же Первой горбольнице построили детскую поликлинику. Я там был и скажу: поликлиника, которой нет равных в области, была построена всего за год.

- Хорошо, поликлинику мы ещё увидим. Ты начал говорить о заказе против больницы и её руководителя, и сказал, что догадываешься о заказчике. Озвучишь, кто это?
- Могу предположить, что земельный участок размером с гектар, находящийся сбоку от больницы, напротив административного здания РИАТа, интересен многим коммерсантам – конкретно кому, не могу сказать, не знаю. Что такое сегодня гектар земли в пяти минутах хода от площади Пушкина? Там есть газовый ШРП (шкафной распределительный пункт), электрическая подстанция, водопровод, канализация, участок расположен на одной из центральных городских магистралей. Знаю, что ещё во времена мэрства Алексея Хохлова на этот участок многие предприниматели положили глаз, – а это территория Первой городской клинической больницы. Там раньше стоял храм, от которого сегодня остались развалины, тут намоленное место – изначально больница строилась именно при храме.
Девяностые годы были мёртвыми для страны, в нулевые стало что-то налаживаться, сейчас пошло осмысление происходящего. Я прожил со страной это время, видел, как происходит становление и города, и страны. Вижу, что, слава Богу, поняли – без медицины невозможно. Поэтому не нужно отрезать куски от больницы – если вернуться к нашей истории – а я знаю, что заявки в мэрию на этот участок были. Не получилось, земля осталось больничной. Больница работает более ста лет, и, слава Богу, что власти понимают необходимость её сохранения. По области за последнее время количество больниц сократилось со ста пятидесяти восьми до пятидесяти шести, и сегодня надо их развивать, а не добивать. Губернатором Воскресенским были выделены деньги на детскую поликлинику при больнице: она построена и в декабре будет введена.
Поэтому у меня складывается впечатление, что все негативные публикации о Первой горбольнице – это следствие нереализованных коммерческих проектов предпринимателей, положивших глаз на «вкусную» больничную территорию. У главврача на эту землю громадьё планов, в том числе там может появиться новый инфекционный центр. Именно центр, а не отделение – идёт развитие и обновление. А коммерсанты, как я понимаю, мстят главврачу за то, что решил использовать землю по назначению сам, не вернул её в казну. И во всей президентской вертикали, которая занимается здравоохранением, нашли козла отпущения – главврача Андрея Чикина.

- Ни для кого не секрет, что вы с Чикиным друзья, и я понимаю, почему ты защищаешь его доброе имя. Но почему за главврача не заступаются областные чиновники? Чикина вторую неделю полощут все, кому не лень, и только депутат облдумы Попов встаёт на защиту.
- Слово «дружба» для меня сакрально. Волею судьбы я был свидетелем профессионального и административного роста Андрея Николаевича – он руководит больницей около десяти лет. Я был бы рад быть его другом, но нас связывают добрые товарищеские отношения. Не думаю, что надо особо защищать человека, который правильно занимается своим делом. Он лечит, строит, развивает, модернизирует, закупает новое оборудование. Не думаю, что чиновники должны были сразу как-то реагировать на сегодняшнюю заказуху – надо разбираться. Если есть его вина – это одно дело, но если причина не в главвраче… Деньги на медицину выделяются областные и федеральные. ОНФ пытается разобраться, сколько денег было выделено на реконструкцию больницы из бюджета, будет писать запросы в прокуратуру. Если целевые деньги были истрачены не по назначению – уголовное дело. Если денег не выделяли – предъявите претензии федеральным чиновникам, которые, насыщая больницы оборудованием, не думали о состоянии помещений. Помимо высокотехнологичной медицинской техники, которую закупили, есть стены, полы, помещения, бельё, койки, посуда – это тоже нуждается в обновлении, ремонте, реконструкции. Главврач может распределять деньги, которые в больницу приходят только по целевому назначению, а не по собственному усмотрению.
Существует облздравнадзор, надзирающий за местным здравоохранением и выдающий лицензии при условии соответствия учреждения санитарным и медицинским нормам. У многих больниц отзывали лицензии, и главврачи подскакивали, устраняли недостатки, а администрации находили резервные деньги. Но сегодня надзорный орган не имеет претензий к Первой горбольнице. Больница – это не Андрей Чикин, и я не говорю, хороший он или плохой. Как областной депутат проехал я по многим больницам в области и вижу всю систему.
Но почему травят одного? Я за то, чтобы разобраться, понять – и не травить людей, а конструктивно критиковать и работать дальше.

Алексей Машкевич

P.S.: На самом деле я уверен, что если кто и мог устроить спланированную травлю руководства Первой горбольницы, то это не Андрей Спиридонов – поэтому попросил его дать комментарий на тему «что это было». Андрей ответил:


- Вообще не хотел ничего про больницу выкладывать в интернет. Жена сделала фото, написала в Твиттер. Я решил вмешаться и рассказать, как было дело, уже потом – когда поднялась волна комментариев «здесь не все так однозначно» и «это проплаченная акция». Ок – спланированная проплаченная акция. Непонятно, кем проплачена и против кого спланирована, но это неважно. Акция. Можете и дальше прятать голову в песок и делать вид, что в больнице все в порядке. Станислав Сергеевич, можно не искать решения на федеральном уровне и денег первой больнице и дальше не давать – пусть совсем развалится.
Отдельно хочу еще раз повторить – люди, которые в таких условиях в хирургическом отделении первой больницы делают свою работу, вызывают глубочайшее уважение.

Вернуться к списку новостей